Оригинальные учебные работы для студентов


Долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе

Зная события давно минувшие, она и объясняет свойства человеческие, и сообщает разнообразную опытность тем, кто имеет душу возвышенную и питает долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе любовь к добру. Осмеивая порок и превознося добродетель, она людей, склонных к добру и злу, большею частию удерживает от зла и побуждает преуспевать в добре, если только они не от постыдной привычки и не от дурных наклонностей не радеют о многолюбезной добродетели. К тому же, люди, вошедшие в Историю, становятся некоторым образом бессмертными, хотя они заплатили дань смерти и давно уже окончили свою жизнь, потому что о них хранится хорошая или дурная слава, смотря по тому, хорошо или худо они жили.

Поэтому История справедливо может быть названа также и своего рода книгою живых, и звучною трубою, которая как бы из могил воскрешает давно уже умерших и долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе их на вид всякому желающему. Таково-то, сколько я могу сказать вкратце, значение Истории! А самим занимающимся ею она столько доставляет удовольствия, что конечно никто не будет столько безрассуден, что почтет что-нибудь другое более приятным, чем История.

В самом деле, что могли бы знать и о чем могли бы рассказывать охотникам послушать лишь люди состарившиеся, и прожившие больше Тифона, и трехсотлетние старики, если бы они, оставаясь еще в живых, расшевелили свою память и отрыли в ней дела давно минувшие, то самое расскажет и любитель Истории, хотя бы он еще не вышел из возраста юноши. Посему-то и я не решился пройти молчанием столь многих и столь важных событий, которые совершились в мое время и несколько раньше, и которые достойны памяти и повествования.

И вот эти-то события я и делаю известными потомству в настоящей моей книге. Я вовсе не заботился о рассказе пышном, испещренном словами непонятными и выражениями высокопарными, хотя многие очень высоко ценят это, или, вернее сказать, оставляют прошедшее и настоящее и долго упражняются в этом, как будто бы в каком-нибудь особенно важном деле. Напротив, я и в этом отношении всегда предпочитал поступать согласно с требованиями Истории и не любил делать ей насилие или совсем выходить из ее пределов.

Ей больше всего противна, как я уже сказал, речь искусственная и неудобопонятная, и напротив, она очень любит повествование простое, естественное и легко понятное. Имея главною целью истину и совершенно чуждаясь ораторского красноречия и поэтического вымысла, она отвергает и то, что составляет их отличительный характер.

Долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе касается нашей Истории, она при ясности будет в то же время, сколько возможно, и кратка. Но мы просим снисхождения у благосклонных читателей, если, по изложенным причинам, она не будет отличаться пышною и великолепною отделкою, - тем более, что мы первые приступаем к изложению настоящего предмета.

Мы решаемся пройти путем пустынным и непроложенным, а это и сопряжено с трудностями, и требует гораздо больших усилий, чем следовать за другими, или идти прямо и неуклонно широким и царским путем, - разумею Историю. Начнем же мы свое повествование с того, что случилось сряду после смерти первого из семейства Комниных императора Алексея, так как этим государем ограничили свой рассказ все бывшие до нас известные историки.

Впрочем, жизнь самодержца Иоанна, который был преемником в правлении Алексею, мы расскажем в кратких и общих чертах, и не будем говорить о нем с такою же подробностью, с какою скажем о последующих императорах; потому что мы и пишем о нем не то, что видели своими глазами и что поэтому могли бы рассказать подробно, но что слышали от тех из наших современников, которые видели этого царя, сопутствовали ему в походах против неприятелей и разделяли с ним битвы.

Но во всяком случае лучше начать отсюда. У императора Долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе Комнина было три сына и четыре дочери. Старший из сыновей был Иоанн, а старше всех детей у Алексея была дочь Анна, выданная замуж за Никифора Вриенния имевшая титул кесариссы. Царь и отец Алексей больше всех детей любил Иоанна и потому-то, конечно, решившись оставить его наследником царства, дал ему право носить пурпуровые сапоги и дозволил, чтобы его провозглашали царем.

Порою же, как будто бы к слову, назвав Вриенния, она превозносила его всякого рода похвалами, и как человека весьма красноречивого и не менее способного к делам, и как человека знакомого со свободными науками, которые образуют нравы и немало содействуют будущим правителям к непостыдному царствованию.

Царствования Иоанна Комнина

Алексей, слушая это и зная расположение матери к Анне, иногда притворялся занятым важнейшими и нужнейшими делами и показывал вид, будто совсем не обращает внимания на ее слова, иногда уверял, что он подумает о ее словах и не пренебрежет ее просьбою, а однажды не мог сдержать себя и сказал нечто в таком роде: Ужели ты не перестанешь советовать мне того, что благоприятно твоей дочери, стараясь нарушить похвальный порядок, как будто бы ты с ума сошла?

Оставь меня в покое! Или лучше, давай рассмотрим вместе, кто из всех прежних римских императоров, имея сына, способного царствовать, пренебрег им и предпочел ему зятя?

Если же когда-нибудь и были подобные случаи, не станем, жена, считать законом того, что бывало редко. Впрочем и после таких слов, сказанных с твердостию, Алексей опять пред царицею Ириною показывал вид человека, отнюдь ей не отказывающего, и всегда успокаивал свою жену притворным уверением, что он о ее словах размышляет. Это был человек как нельзя более скрытный, крайнюю осторожность всегда считал долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе мудрым и обыкновенно не любил рассказывать о том, что хотел делать.

Долог лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе

Когда же настал конец его жизни и он лежал при последнем издыхании в великолепных палатах, построенных в манганском монастыре, сын его Иоанн, видя, что отец приближается к смерти, и зная, что мать ненавидит его и заботится о предоставлении царства сестре, входит в сношение касательно плана своих действий с теми из родных, которые ему благоприятствовали и между которыми главным был брат Исаак. Вследствие этого, тайно от матери, входит в спальню к отцу и, припав к нему, как бы для того, чтобы оплакать его, тихонько снимает с его руки перстень с изображением печати.

Некоторые впрочем говорят, что он это сделал с согласия отца, как это и можно заключать из того, что мы, спустя немного, скажем. Вслед за тем Иоанн тотчас же собрал своих соучастников и, рассказав им о случившемся, поспешно отправился верхом в сопровождении оруженосцев к большому дворцу, причем как в самом манганском монастыре, так равно и по городским улицам приверженная к нему толпа и жители города, собравшиеся по слуху об этом событии, приветствовали его царем-самодержцем. Царица Ирина, мать Иоанна, испугавшись этих происшествий, послав за сыном, звала его к себе и убеждала удержаться от его предприятия.

Но так как Иоанн, вполне отдавшись своему делу, нисколько не обращал внимание на мать, то она побуждает Вриенния присвоить себе царство, обещая ему свое содействие.

Когда же увидела, что и тут расчеты ее не удаются, - приходит к мужу, распростертому на одре и лишь кратким дыханием обнаруживающему в себе жизнь, повергается на его тело и, проливая слезы, как источник черной воды, громко жалуется на сына за то, что он еще при жизни отца, затеяв заговор, похищает царство. Когда же царица стала сильнее настаивать и крайне огорчалась поступками сына, Алексей принужденно улыбнулся и поднял руки к небу.

Это он сделал, вероятно, от радости, которую испытал, узнав о случившемся, и желая возблагодарить за то Бога, а может быть этим он хотел выразить упрек и укоризну жене за то, что она заводит речь о царстве в минуты разлучения души с телом, или наконец чрез это он испрашивал у Бога прощения в своих согрешениях.

Но жена подумала, что муж непременно радуется полученному от нее известию, и потому, как совершенно потерявшая все прежние надежды и обманувшаяся в обещаниях, с глубоким вздохом сказала: Между тем Иоанн, прибыв к большому дворцу, не легко нашел в него доступ, потому что стража не довольствовалась тем, что он показал перстень, но требовала еще и другого долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе на то, что он прибыл туда по приказанию отца. В то же время немало вторглось людей из случайно сбежавшейся и сопровождавшей его толпы, долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе и стали грабить все, что ни попало.

Когда же ворота снова были заперты, то и бывшие вне дворца не могли больше входить в него, и те, которые вошли, не имея позволения выходить, в течение многих дней жили в нем вместе с царем. Это было в пятнадцатый день месяца августа. А в следующую ночь царь Алексей скончался, царствовав тридцать семь лет и четыре месяца с половиной.

На другой день рано утром мать тотчас же посылает за Иоанном, приглашая его выйти к торжественному выносу отцовского тела, которое немедленно имеет быть поднято и отвезено в монастырь, воздвигнутый Алексеем во имя человеколюбца - Христа. Но Иоанн не послушался матери и отказался от приглашения, не потому, чтобы он пренебрегал властью матери, или не хотел отдать честь отцу, но потому, что опасался за свою еще не утвердившуюся власть и боялся соперников, которые втайне горели еще желанием царствовать.

Посему-то сам он не оставил дворца, держась его, как полипы держатся за камни, а большую часть бывших с ним родных отправил на долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе отца. Когда же прошло много дней и он был уже в безопасности, то дозволил всякому желающему и входить во дворец, и выходить из него, и стал распоряжаться государственными делами по своему усмотрению.

А к родному брату Исааку до того был привязан, что, казалось, сросся с ним и дышал одним с ним воздухом; частию потому, что и тот любил его больше всех, но особенно потому, что он исключительно, или, по крайней мере, преимущественно помог ему получить долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе. При самом начале царствования он разделил с ним свое седалище и трапезу, и удостоил его провозглашения, соответствующего достоинству севастократора, которым Исаак почтен был от отца своего Алексея.

И надзирателями над общественными делами он также сделал людей близких ему по крови, именно Иоанна Комнина, которого почтил и достоинством паракимомена, и Григория Таронита, бывшего протовестиарием. Напротив Григорий, исполняя обязанности своего звания, вел себя скромно и не выходил из пределов своей власти, и потому пользовался ею постояннее. Впоследствии ему придан был в товарищи некто другой Григорий, по прозванию Каматир.

Это был человек знаменитый, но рода незнатного и отнюдь не богатого. Будучи принят царем Алексеем в число секретарей, он объезжал провинции, назначал им подати, и, собрав чрез то огромное богатство, захотел через брак породниться с царем. И когда действительно женился на одной из его родственниц, - сделан был секрето-логофетом. Но больше всех имел силы при этом царе и пользовался первыми почестями Иоанн Аксух, родом персиянин. В то время, как Ваймунд, на походе в Палестину, освободил из под власти персов главный город вноннскш - Никею, вместе с городом взят был и Аксух и представлен в дар царю Алексею.

Так как он был ровесником царю Иоанну, то принят был в товарищи ему по забавам и сделался самым любимым лицом между всеми служившими в комнатах и при спальне.

Песочный Человек

Впрочем, руки этого человека были не только опытны в войне, но и скоры и готовы на благотворение нуждающимся. А такое его великодушие и благородство характера много прикрывали незнатность его рода и делали его любимым у. Но царю не исполнилось долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе и года, как уже родные, неизвестно каким образом, из ненависти и зависти, устрояют против него заговор.

Составив злой умысел и поклявшись друг другу в верности, все они пристают к стороне Вриенния и предоставляют ему царство, как человеку, который знает словесные науки, одарен царской наружностью имеет преимущество перед другими по родству с царем, потому что, как мы выше сказали, он был женат на сестре царя, кесариссе Анне, которая также занималась главною из всех наук - философией и была сведуща во. По своей обычной беспечности и недостатку энергии, нужной для овладения царством, он и сам забыл об условии и спокойно оставался дома, и был причиною охлаждения жара в заговорщиках.

Говорят, что при этом случае кесарисса Анна, негодуя на такую беспечность своего мужа, от ярости скрежетала зубами, как жестоко обиженная, и горько жаловалась на природу, немало обвиняя ее в самых срамных выражениях за то, что ее она сделала женщиной, а Вриенния мужчиной.

Когда же днем заговорщики были открыты, ни один из них не был ни изувечен, ни наказан бичами, но все лишены были имущества.

А спустя немного времени и самое имущество было возвращено большей части из них, начиная с самой зачинщицы заговора кесариссы Анны, которой прежде всех царь оказал человеколюбие. Поводом к этому было вот какое обстоятельство. Когда царь Иоанн осматривал имущество кесариссы, сложенное в одном доме и состоявшее из золота, серебра, всякого рода сокровищ и разнообразных одежд, то при этом случае сказал: Пощади же, государь, однородную, оскорбившую твое державное величество, и накажи человеколюбием ту, которая уже открыто признает себя побежденною твоею благостию, отдай ей и это, лежащее на глазах, имущество, не как справедливый долг, но как добровольный дар.

Ведь она с большим правом, чем я, будет владеть этим имуществом, так как оно составляет ее отцовское наследство и опять перейдет в ее потомство". Убежденный или, вернее сказать, долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе этими словами, царь охотно согласился на представление Аксуха, сказав: И действительно, он все возвратил кесариссе и примирился с нею.

Эти последние вызывали, по крайней мере, на свет плод, носимый во чреве, а то, исходя из глубины ада и проходя сквозь мою утробу, причиняло бы мне непрестанную скорбь". После сего царь, видя, что персы ни во что не ставят договор, заключенный с его отцом, и во множестве нападают на города, расположенные во Фригии при реке Меандре, с началом весны выступил против них в поход и, после многократных побед над ними в сражениях, овладел Лаодикиею и окружил ее стенами, изгнав Алпихара, которому вверена была ее защита.

Затем приведя в надлежащий порядок и все прочие дела, он возвратился домой, но, прожив в Византии недолго, он снова оставляет дворец и переселяется в лагерь, для предотвращения варварских набегов, справедливо полагая, что в случае неготовности отразить их они легко могут нанести большой вред. Итак, он выступает в поход с намерением овладеть Созополем, городом Памфилии. Но как не легко было взять этот город силою, и по причине находившегося в нем гарнизона, и по труднодоступной и скалистой местности, на которой он был расположен, то царь, по божественному внушению, употребляет следующую хитрость.

Поручив конницу некоему Пактиарию, он приказывает ему как можно чаще появляться в виду Созополя и бросать на стены стрелы; если же неприятели выйдут, - бежать назад и, не вступая в сражение, проходить узкие и лесистые тропы, находящиеся недалеко от города. Как царь приказал, так Пактиарий и делал. И как персы часто выходили из Созополя и далеко преследовали Пактиария, то он искусно вводит в обман неприятелей, поставив в узком месте засаду.

При одном из таких нападений турки, не предполагая засады, особенно упорно и далеко преследовали римлян, так что неосторожно прошли и теснины. Тогда бывшие в засаде римляне, видя, что персы беззаботно во всю мочь гонятся за их товарищами и думают лишь о том, как бы догнать бегущих, тотчас же поднимаются из засады идут прямо к Созополю.

Таким-то образом Созополь взят был римлянами по одному благоразумному распоряжению царя. Вслед за тем царь овладел крепостью, которая называлась Иеракокорифитис ястребиная вершинаи покорил весьма многие другие города и укрепления, прежде платившие дань римлянам, а тогда бывшие в союзе с персами.

На пятом году своего царствования Иоанн выступает в поход против скифов, которые стали опустошать Фракию, уничтожая хуже саранчи все, что ни встречалось. Собрав римские войска, он долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе сколько можно сильнее, не только потому, что неприятелей было почти бесчисленное множество, но и потому, что варвары выказывали надменность и с хвастовством смело и сильно наступали.

К тому же, он, кажется, вспомнил, что потерпел прежде, когда римским скипетром владел Алексей Комнин и когда занята была Фракия и опустошена большая часть Македонии. Сначала, употребив военную хитрость, царь отправляет к скифам послов, которые говорили одним с ними долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе, чтобы как-нибудь склонить их к договору и отклонить от войны всех или, по крайней мере, некоторых из них, так как они разделялись на многие племена и отдельно раскидывали свои шатры.

Отуманив и расстроив такими ласками умы скифов, он решился, нисколько не медля, вывести против них войско и вступить с ними в сражение, пока они находятся еще в нерешимости долго лишь тот труд к которому мы не решаемся приступить эссе склоняются то туда, то сюда, то есть - и думают заключить с римлянами союз, вследствие сделанных им обещаний, и хотят отважиться на войну, как уже прежде привыкшие побеждать.

Итак, поднявшись из пределов Верои, где стоял лагерем, он в сумерки нападает на скифов. Тогда происходит страшная свалка и завязывается ужаснейшая из когда-либо бывших битва.

  1. Он тотчас вынул тетрадь и начал читать; Клара, по обыкновению ожидая чего-нибудь скучного, с терпеливой покорностью принялась за вязанье. Он представил себя соединенным с Кларою вечной любовью, но время от времени словно черная рука вторгается в их жизнь и похищает одну за другой ниспосланные им радости.
  2. Не малое также число их включено было в союзные когорты, но еще более значительные толпы, взятые войском, были проданы. Он всегда называл нас зверенышами, в его присутствии нам не дозволялось и пикнуть, и мы от всей души проклинали мерзкого, враждебного человека, который с умыслом и намерением отравлял наши невиннейшие радости.
  3. Но, боже милостивый, - волосы мои становятся дыбом, и мне кажется, что, умоляя вас смеяться надо мной, я нахожусь в таком же безумном отчаянии, в каком Франц Моор заклинал Даниеля. Яд, разливаясь и распространяясь все далее и далее, поражает наконец и самые важные части тела, - мало помалу лишает их силы и жизненности, и оттого царь, спустя немного времени, умирает.
  4. Но потом он снова, с большею силою напал на Магомета и, возвратив римлянамъ Кастамону, захотел овладеть и Гангрою, одним из знаменитых и величайших городов понтийских, который не так давно подпал под власть персов. Итак, он выступает в поход с намерением овладеть Созополем, городом Памфилии.
  5. Покашливание и пошаркивание, послышавшиеся подле него, пробудили его как бы от глубокого сна.

Ибо и скифы мужественно встретили наше войско, наводя ужас своими конными атаками, бросанием стрел и криками при нападениях, и римляне, однажды вступив в бой, решились сражаться с темь, чтобы победить или умереть. При этом и сам царь, имея при себе друзей и определенное число телохранителей, всегда как-то являлся на помощь там, где была опасность.

Между тем скифы, руководимые одной нуждою, изобретательницею всего полезного, из предосторожности ухитрились во время этой битвы вот на. Собрав все повозки, они расположили их в виде круга и, поставив на них немалое число своего войска, пользовались ими как валом.

Таким образом эта битва была почти настоящим штурмом стен, внезапно воздвигнутых скифами среди открытого поля, и от того римляне напрасно истощались в усилиях. Тогда-то Иоанн показал своим подданным образец мудрости, ибо он не только был умный и находчивый советник, но и первый исполнял на деле то, что предписывал военачальникам и войскам.

VK
OK
MR
GP