Оригинальные учебные работы для студентов


Миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов

Главные идеи Абсурд заключен в противостоянии человеческой потребности в смысле, с одной стороны, и безразличного, бессмысленного мира, с.

  • Но в то же время Камю понимал, что одного разума недостаточно, чтобы убедить нас в его правоте;
  • Взбунтовавшись против абсурдных обстоятельств — социальных, политических или личных, — бунтовщик проявляет солидарность с другими людьми и поощряет борьбу за более человечный мир;
  • Камю утверждал, что существует логика, имеющая смысл перед лицом абсурда;
  • A Study, Totowa, N.

Существование абсурда делает главным философским вопросом проблему самоубийства. Абсурд не требует смерти; ценность жизни придает сознание абсурда вместе с мятежом, который заключается в демонстративном героизме, противостоящем несправедливости. Взбунтовавшись против абсурдных обстоятельств — социальных, политических или личных, — бунтовщик проявляет солидарность с другими людьми и поощряет борьбу за более человечный мир.

Хотя Альбер Камю не любил, когда его называли экзистенциалистом, сочинения, принесшие миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов Нобелевскую премию по литературе за 1957 год, серьезно миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов популяризации этого философского движения.

Романист, драматург, эссеист, Камю родился и вырос в Алжире, где он основал театральную труппу, пьесы для которой писал и ставил он. В 1940 году он переехал в Париж, активно участвовал во французском Сопротивлении, занимался журналистикой. Он дружил с Жаном-Полем Сартром, однако эта дружба распалась, и бывшие друзья стали философскими соперниками, хотя многие их взгляды очень схожи.

Камю не был академическим философом. Он жил в трудное время, когда жизнь часто висела на волоске, и поэтому, размышляя о ее смысле, не мог углубляться в тончайшие философские дистинкции.

  • Rowman and Littlefield, 1974;
  • Но, расставшись с надеждой, он сотворил смысл — не только для себя, но своим примером и для других.

Камю представлялось, что традиционные ценности и образ жизни потерпели крах. Любитель быстрой езды, он разбился в автокатастрофе. В этой работе Миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов использовал тему из античных преданий о богах и героях.

Его особенно привлекал Сизиф — смертный, бросивший вызов судьбе. Сизиф не покорился авторитарным богам, и боги отплатили ему тем, что навечно приговорили его поднимать валун на вершину холма, откуда тот немедленно скатывался.

Бесконечное выполнение этой задачи не приносило ему, по всей видимости, ничего, но он не отступался от. Мы не далеко ушли от Сизифа, доказывал Камю.

  • Он жил в трудное время, когда жизнь часто висела на волоске, и поэтому, размышляя о ее смысле, не мог углубляться в тончайшие философские дистинкции;
  • Temple University Press, 1988;
  • Louisiana State University Press, 1968;
  • Ему известно, что валун скатится вниз — так и происходит;
  • A Biography, Garden City, N;
  • Temple University Press, 1988.

Камю не думал, что для разрешения этой проблемы мы можем прибегнуть к помощи Бога или религиозной веры. Это чувство возникает при столкновении мира с теми требованиями, которые мы предъявляем как существа разумные.

Мы ищем решений, но вместо этого пробуждаем абсурд, ибо мысль утверждает нечто не прежде, чем со всей очевидностью отрицает утвержденное. Таким образом, задавая вопрос о смысле жизни, мы сознаем, что требование ответа порождает ощущение абсурда. Однако жажда рациональных ответов не должна исчезнуть, несмотря даже на то, что она остается неутоленной.

Рот Д.:Альбер Камю

Ее присутствие делает нас людьми. Если бы не существовало человеческого сознания, то не было бы и абсурда, утверждает Камю. Но оно существует, и поэтому смысл, который мы принимаем как данность, распадается даже прежде, чем познается. Абсурд — результат столкновения и разделения человеческого сознания и мира. Он не видел ничего, что помогло бы ему подняться над миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов. Но смерть могла бы положить этому конец. Поэтому самоубийство превращается в альтернативу.

И действительно, если существование пронизано столь мучительным абсурдом, то не правильно ли сказать, что абсурд приглашает нас умереть и даже повелевает самоубийство? Не являясь разрешением проблемы, самоубийство — лишь последнее убежище. Фактически это непростительный экзистенциальный грех: Абсурд никуда не исчезнет, если мы заявим, что отказываемся умирать. Но Камю полагал, что для победы над абсурдом мы должны оставить его в покое. Камю утверждал, что существует логика, имеющая смысл перед лицом абсурда.

Я не знаю, есть ли у мира трансцендентальный смысл. Итак, надеяться на то, что в этой жизни можно выйти за пределы абсурда, равнозначно философскому самоубийству. Невозможно сохранить честность, поддавшись миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов этой надеждой.

Но в то же время Камю понимал, что одного разума недостаточно, чтобы убедить нас в его правоте. Для того чтобы сделать те выводы, которых Камю ожидал от своей логики миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов, потребна сила воли.

Сизиф — это герой абсурда. Он любит жизнь и ненавидит смерть. Он осужден за свои страсти, но его величие состоит в том, что он никогда не сдается и всегда честен. Он принимает рок лишь затем, чтобы бросить ему вызов. Тем самым он придает существованию смысл, тот смысл, который не способен опровергнуть абсурд, но отказывается ему поддаться. Сизиф — это творец, созидающий смысл в обстоятельствах, которые, по видимости, лишают человеческую жизнь всякого значения.

Камю хотел, чтобы мы все научились жить так, как живет Сизиф. Он пространно рассуждал о том, что в этом направлении нас может вести, например, художественное творчество, однако в принципе каждый индивидуум должен найти свой выход самостоятельно. Хотя было бы естественным сосредоточиться на Сизифе, толкающем свою скалу на вершину холма, Камю просит нас подумать о Сизифе, достигшем вершины. Ему известно, что валун скатится вниз — так и происходит.

Но, направляясь вниз, чтобы закатить его обратно, Сизиф не отчаивается. Сизиф видит ясно; он прекратил надеяться на избавление. Но, расставшись с надеждой, он сотворил смысл — не только для себя, но своим примером и для. Хотя существование никогда нас не удовлетворит, жизнь осмысленна, если наша решимость делает ее. Он решился, и любовь к жизни побудила его бросить вызов абсурду.

В это время его беспокоила проблема убийства. Двадцатый век доказал, что история — это бойня, пропитанная миазмами, несправедливостью, рукотворной смертью. Абсурд не требует самоубийства, но, возможно, задается вопросом Камю, он узаконивает убийство? Если абсурд подразумевает, что все разрешено, то отсюда еще не следует, что ничто не миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов. Опираясь на интуитивную догадку, гласящую, что самый аутентичный человеческий ответ абсурду — это протест против него, Камю подчеркивал, что этот вызов по сути своей носит социальный и коллективный характер.

Жизнь проживается в обществе. Абсурд проникает в существование не просто потому, что чьи-то частные нужды остаются неудовлетворенными, но потому, что столь многое разрушает семьи и разлучает друзей, уничтожает общий опыт, лишает человеческие взаимоотношения веса. Поэтому вместо того, миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов толкать к самоубийству или узаконивать убийство, абсурд ведет к бунту во имя справедливости и человеческой солидарности.

Здесь нам, как и Сизифу, предстоит подъем на гору, так как бунт, проповедуемый Камю, миф о сизифе эссе об абсурде сумерки богов выдержкой. Говоря о выдержке, Камю вовсе не хотел сказать, что наши поступки должны быть нерешительными, бесстрастными или вялыми. Но он не хотел и того, чтобы бунтовщик превратился в революционера, который столь часто убивает жизнь, делая вид, что ее спасает.

Камю не был пацифистом. Он знал, что порой логика бунта даже требует бунтовщика убивать. Словно задача бунта недостаточно трудна, Камю еще раз напоминает нам о том, что взбунтовавшегося нипочем не минует судьба Сизифа.

А после того, как это будет сделано, дети будут безвинно умирать даже в совершенном обществе. Камю, Миф о Сизифе. Теории, школы, концепции. Rutgers University Press, 1959. A Biography, Garden City, N. A Study, Totowa, N. Rowman and Littlefield, 1974.

A Critical Examination, Philadelphia: Temple University Press, 1988.

Архив научных статей

University of Alabama Press, 1985. Louisiana State University Press, 1968. A Theological Perspective, Nashville:

VK
OK
MR
GP